September 12th, 2019

head

Психиатрия, как инструмент внутригосударственного террора.

Я – ПРОИГРАЛ.

Так случилось, что я сумел сохранить свои лагерные тетради с выписками из прочитанных книг. Первая - обычная школьная тетрадь с таблицей умножения на обложке, начинается записанными мною словами Мандельштама: «Твой мир, болезненный и странный, я принимаю, пустота!». Позднее, во второй тетради с торжественным обещанием пионера Советского Союза на обложке я записал, среди прочего, такое: «Следует возвращаться туда, где спят в стадии личинок ответы, в города, запачканные безразличием». Это из Хулио Кортасара.
Гомер и Библия – основные книги европейской цивилизации. Там, в лагере мы ощущали себя европейцами, свободными в своих мыслях людьми. Мы жили в отчуждении от собственной страны, преследовавшей нас за следование культуре сомнений. По принципу, записанному еще в 10 веке философом Аль-Фараби: «Группу людей, следующих тому же мнению и ссылающихся на тот же авторитет, ведущий их за собою, можно рассматривать как один разум, а один разум может заблуждаться».

Там, в лагере, мы повторяли мудрость шута из «Двенадцатой ночи» Шекспира: слова до того изношены, что мне противно доказывать ими правду. Украинский филолог Иван Свитлычный и русский, старший лейтенант КГБ Валерий Румянцев жили в одном бараке, потому что оказались европейцами, искавшими ответы в сонных городах советского безразличия. Да, именно так, офицер 5-го политического управления КГБ в подмосковном городе Зеленограде, возмутившийся ложью и цинизмом своей профессиональной деятельности.
Сегодня, спустя десятилетия, я все чаще задаю себе вопрос, ранее для меня не существовавший: имеет ли смысл твое страдание в тюрьме, если умирая, ты оставляешь место для сладкой жизни ничтожному негодяю, называющего себя настоящим патриотом? Мой близкий друг Валерий Марченко ушел из жизни, оставив место для Петра Порошенко и Андрея Парубия… Нет у меня ответа. Мой друг Леонид Плющ, названный советскими психиатрами психически больным, был вывезен из днепропетровской психиатрической каторги в состоянии «овоща», чтобы сейчас, в эпоху министра американки Супрун, лечившая его от искренности доктор Чинчик, продолжая работать там же, смела внятно сообщать посещающей эту юдоль страданий Международной инспекции: «Да все они были сумасшедшие!»

Зачем я в романтическом возрасте так глупо отказался от нормальной, не тюремной, спокойной молодости? Если доктор Чинчик сегодня, работая там же, смеет произносить вслух такие слова, я – проиграл. Она, как и прежде востребована в психиатрической практике эпохи Супрун, а я, горький, по-прежнему не услышан. Давно нет среди живых академика Снежневского, признавшего Лёню психически больным, а доктор Чинчик вполне благополучна. Дружит сердечно с дамой прокурором, ответственной за контроль за соблюдением законности в этой больнице…

Гитлер и Сталин украинским законодательством признаны преступниками. Их символика в моей стране запрещена. Но никто, ни СБУ, ни прокуратура не расследовали злодеяния, совершавшиеся в Специальной психиатрической больнице МВД СССР в городе Днепропетровске. Более того, я начинаю подозревать, что посещавшая эту больницу и.о. министра здравоохранения Украины госпожа Супрун намеренно вывезла из этой больницы весь архив с целью сокрытия страшных свидетельств жестокости и профессиональной безграмотности доктора Чинчик и ее коллег по ремеслу.

Наше прошлое не захоронено. Оно по-прежнему угрожает нам способностью прорастать.
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=388778701819791&set=a.103423330355331&type=1&theater