verum_corpus (verum_corpus) wrote,
verum_corpus
verum_corpus

Categories:

Цензура в интернете США и Канады против детской порнографии и проч.

 Оригинал статьи по-английски
США и Канада
 ВВЕДЕНИЕ
Несмотря на отсутствие в США и Канаде сколь-нибудь заметной технологической фильтрации Интернета на государственном уровне, в обеих странах Интернет никак нельзя назвать нерегулируемым. [1] Большое число ограничений на сетевой контент прописано в законодательстве, а также в определённых случаях присутствует технологическая фильтрация – в частности, в библиотеках и школах США. Стремление ограничивать онлайн-доступ к определённого рода контенту имеет четыре источника: нравственность и защиту детей, национальную безопасность, охрану интеллектуальной собственности и предохранение компьютеров от взлома. Так, в рамках «защиты детей» в США было ужесточено законодательство по детской порнографии и предложены новые законодательные меры, которые должны ограничивать доступ детей к «вредному» содержанию. Желая сделать Интернет-соединения более доступными для отслеживания и перехвата, законодатели ссылаются на национальную безопасность. Держатели авторских прав достигли наибольшего успеха в этом плане, добившись существенного усиления ответственности Интернет-ресурсов. Свои меры регулирования потока сетевого контента диктуют интересы компьютерной безопасности (в частности, защиты от спама и враждебных программ). Наконец, в Канаде (но не в США) существуют ограничения на публичное разжигание ненависти.
 
Все перечисленные виды ограничений порождают ожесточённые споры. В результате общественных обсуждений, споров законодателей и судебных разбирательств в США и Канаде сложились подходы к фильтрации Интернета, отличные от всех представленных в данном обзоре. В США многочисленные попытки властей регулировать контент были провалены на основании Первой Поправки. В то же время в этом направлении остаются богатые возможности для инициатив частного сектора. Власти показали способность организовывать непрямое давление там, где они лишены возможности осуществлять прямую цензуру. В Канаде главный упор был сделан на введении в отрасли самоограничений, отвечающих пожеланиям властей. За исключением детской порнографии, ограничения на контент в Канаде и США чаще предусматривают его удаление, нежели блокирование; чаще всего такое регулирование опирается на активность частных групп, за которыми стоит поддержка правительства или угроза судебных преследований. [2] В отличие от государств, где власть напрямую подчиняет своему регулированию деятельность провайдеров Интернет-сервиса (ISP), будь то юридически или технически, в США и Канаде все инициативы по тому или иному регулированию контента исходят от частных групп.
 
Составляя лишь 5 процентов населения мира (5.1), США и Канада дают 21 процент (21.1) Интернет-пользователей. Коэффициент охваченности Интернетом по обеим странам вместе составляет 69.4 процента. [3]  Однако в распространении широкополосного доступа Канада и США уступают многим странам, занимая на мировой шкале по показателю охваченности широкополосным Интернетом соответственно 11-е и 16-е места (на 2006 год). [4]  Такая широкая вовлечённость населения в Интернет предоставляет богатые возможности для выражения необщепринятых взглядов и других разнообразных видов поведения (таких, как потребление порнографии), подвергающих испытанию приверженность общества свободе выражения и неприкосновенности частной жизни. Подобно другим странам, идущим по пути активной фильтрации Интернета техническими средствами, Канада и США не являются неуязвимыми перед этими вызовами.
 
РЕГУЛИРОВАНИЕ И ФИЛЬТРАЦИЯ НЕПРИСТОЙНОГО И ОТКРОВЕННОГО КОНТЕНТА
 
Общее место (то есть, часто повторяемая, хотя и не обязательно верная, мысль) – то, что порнографы первыми осваивают все технологические новинки. Первая долгая схватка за фильтрацию контента разгорелась в США по поводу откровенных материалов сексуального характера, в особенности из-за ощущения, что такие материалы легко доступны и опасений, что онлайн-доступ к ним способен нанести вред находящимся в сети несовершеннолетним.
 
Канада показала меньшую решительность в противодействии Интернет-непристойности, тогда как законодатели США расширили определения правонарушений и возможности фильтрации контента. Канада же в вопросе ограничения присутствия в онлайне сексуально откровенного материала ограничилась минимальными поправками к существующему законодательству. [5] Законодатели просто подправили существовавшие положения касательно непристойностей так, чтобы они учитывали Интернет-правонарушения. Например, положение Акта о Поправках в Уголовное Право 2001-го года признаёт сетевые действия по распространению и потреблению детской порнографии и онлайновому совращению детей преступлениями. [7] Уголовный Кодекс предусматривает систему судебной оценки материала (включая материал в онлайне), в ходе которой он может быть признан детской порнографией. Однако от Интернет-провайдеров не требуется оценивать законность размещаемого на их серверах контента или предпринимать предупредительные шаги прежде судебного определения. [8] Если судья определяет, что оцениваемый материал нарушает закон, от провайдеров может быть потребовано удалить его и предоставить суду сведения, способствующие идентификации и нахождению разместившего его лица. [9].
Однако многие канадские провайдеры начали фильтровать контент, физически размещённый вне Канады, невзирая на юридическую неясность с оценкой подобных действий. Так, в июле 2005 года канадский провайдер Telus в течение трёх суток блокировал доступ к веб-сайту [Профессионального] Союза Работников [в сфере] Телекоммуникации из-за идущего в это время трудового спора, так как, по словам провайдера, на сайте находилась информация из области частной жизни и фотографии, которые могли представлять угрозу безопасности и неприкосновенности частной жизни работников. [10, 11] Этими односторонними действиями Telus преступил «основную заповедь» канадских провайдеров – передачу всей информации любого рода без ограничений относительно её содержания в обмен на освобождение от ответственности за характер контента. Эти действия также нарушали 36 параграф канадского Телекоммуникационного Акта, согласно которому, без санкции Канадской Комиссии по ТелеРадиоКоммуникациям (CRTC), «канадский транслятор не может ни контролировать содержание, ни оказывать влияние на смысл и цель поступающих аудитории телекоммуникаций». [12] Telus, однако, оправдывал свои действия тем, что фильтрация контента оговорена в его договоре с подписчиками, хотя блокирование затрагивало ведь и клиентов других провайдеров, осуществлявших связь через Telus. Вопрос удалось разрешить после того, как Telus, хотя сам веб-сайт располагался в США, [13] смог получить судебные постановления из Алберты и Британской Колумбии, требующие от оператора сайта, живущего и работающего в Канаде, удаления спорных материалов. [14]
 
В августе 2006 года канадский юрист-правозащитник Ричард Уормэн обратился в CRTC с требованием санкционировать блокирование канадскими провайдерами доступа к двум размещённым вне Канады сайтам, занимающихся разжиганием ненависти. Комиссия отказала Уормэну, но в своём решении согласилась, что, хотя она не вправе требовать от канадских провайдеров блокирования [того или иного] контента, тем не менее может санкционировать такое действие. При этом CRTC отметила, что «рамки такой власти нуждаются в дальнейшем уточнении». [16]
 
В ноябре 2006 года основные провайдеры Канады запустили проект «Клинфид/Канада» («Чистая связь») вместе с cybertip.ca – всеканадской линией приёма сообщений о сексуальном использовании детей. Проект, построенный по образцу подобной инициативы в Великобритании, направлен на предотвращение попадания клиентов провайдеров «по невнимательности на зарубежные веб-сайты, содержащие образы сексуальной эксплуатации детей и находящиеся вне юрисдикции канадских правоохранительных органов». [17]  Аналитики cybertip.ca на основе сообщений от жителей Канады о нахождении в сети подобного рода образов оценивают эти материалы и сообщают о возможном нарушении закона соответствующим зарубежным правоохранителям. Ссылка, которую два аналитика расценили, как заслуживающую блокирования, может быть внесена в список, распространяемый проектом «Клинфид». Каждый из участвующих в проекте провайдеров добровольно блокирует переход по ссылкам из этого списка, не зная заранее, какие сайты там содержатся, таким образом обеспечивается невовлечённость провайдеров в оценку ссылок. Блокируемые сайты не грузятся, но попытки перехода на них не фиксируются и пользователи не отслеживаются. [18]
 
Поскольку «Клинфид/Канада» - добровольная программа, механизм блокирования отдан на усмотрение провайдеров. Sasktel, BellCanada и Telus, по их утверждению, блокируют только ссылки, но не IP-адреса, с целью избежания побочного блокирования (overblocking). [19] Кроме сильного общественного возмущения, которое может быть вызвано побочным блокированием, оно ещё и может быть признано нарушением упоминавшегося выше Телекоммуникационного Акта.
 
Поскольку в Канаде запрещены законом как предоставление доступа к детской порнографии, так и использование возможности этого доступа, фильтрация подобного контента не ущемляет прав доступа или высказываний, предоставляемых Канадской Хартией Прав и Свобод. Более того, добровольность участия провайдеров в проекте «Клинфид» не даёт возможности говорить о блокировании сайтов, как о политике государства. Тем не менее, в оценке проекта сохраняется неоднозначность. Во-первых, «Клинфид» не согласовывался с CRTC, во-вторых, «чёрный список», составляемый и обновляемый cybertip.ca, по необходимости должен быть секретным, поскольку публикация «реестра» ресурсов детской порнографии была бы нарушением закона. А такая непрозрачность неизбежно рождает недоверие к списку и способу его формирования. В-третьих, процедура блокирования сайтов уязвима с точки зрения сохранения анонимности. [20] Владелец контента или клиент провайдера могут оспорить решение, обратившись к провайдеру или непосредственно в cybertip.ca, который ещё раз вернётся к оценке сайта и при необходимости прибегнуть к независимому суждению Национального Координационного Центра по Детской Эксплуатации, которое и станет окончательным. Неясно, не может ли в этом процессе раскрыться идентичность подателя апелляции, из чего может произойти нарушение его прав провайдером или даже властями.
 
Канадский подход к Интернет-непристойностям и описанная ступенчатая процедура блокирования таких сайтов выглядят сдержанными в сравнении с более энергичными усилиями на этом направлении в Соединённых Штатах.
Конгрессом США был выпущен Акт о Пристойности в сфере Коммуникаций (CDA), как часть Телекоммуникационного Акта 1996 года. Получивший статус закона после подписания президентом Клинтоном в феврале 1996-го, CDA запрещает передачу «непристойного» содержания лицам младше 18 лет и демонстрацию несовершеннолетним «явно неблагопристойного» (patently offensive) контента и передач. [21] Акт о Пристойности был нацелен как на содержащиеся в материалах высказывания, так и на провайдеров «непристойных» материалов, хотя и оставлял им право на спокойную жизнь при условии предотвращения техническими мерами доступа малолетних.
 
Ещё до вступления в законную силу Акт о Пристойности был оспорен в федеральном суде группой организаций по защите гражданских свобод и общественных интересов и издателей, заявлявших, что свобода высказываться будет сдерживаться страхом перед действием CDA. Жюри из трёх судей окружного суда пришло к выводу, что термины «непристойный» (indecent) и «явно неблагопристойный» (patentlyoffensive) столь туманны, что эти запреты нарушают Первую Поправку. [22] «Как наиболее эффективная из существующих на сегодня форм массовых обсуждений» - писал судья Дэлзел в согласованном мнении, - «Интернет заслуживает высочайшей степени защиты от вмешательства правительства». [23] Верховный Суд США подтвердил это решение в 1997-м, аннулировав таким образом запрещения «непристойностей» и «явно неблагопристойного» контента. [24] В знаковом деле «Рено против ACLU» Верховный Суд решил, что CDA не являлся «минимальной ограничительной альтернативой» для предотвращения причинения вреда детям. Меры ограничения, применяемые родителями детей, с большей эффективностью могут охранять последних от непристойных материалов без того, чтобы взрослые подвергались ограничениям в высказываниях и получении доступа к этим гарантируемым конституцией высказываниям. [25]
 
Законодатели Соединённых Штатов ответили на решение Верховного Суда по делу Рено против ACLU принятием Актом Защиты Детей в Интернете (COPA) – второй по счёту попыткой регулирования высказываний в сети. Ограничения принятого Конгрессом COPA касались коммерческих распространителей материалов, «вредных несовершеннолетним». [26] Несколько суженные рамки COPA, прозванного «дитём CDA», не решили ту проблему с Конституцией, которая торпедировала CDA. Окружной суд аннулировал COPA на основании Первой Поправки. [27] После нескольких порций обмена данными с Верховным Судом окружной суд выпустил своё постановление после процесса в марте 2007 года. Как можно было видеть из опубликованного текста, окружной суд буквально разнёс COPA, признав его не имеющим законной силы из-за неясности [формулировок] и в немалой степени скроенным под интересы правительства, подаваемые как защита несовершеннолетних. И в этот раз суд указал, что уголовная ответственность за высказывания и привлечение к ней провайдеров услуг не является «способом, в наименьшей степени ограничивающим (свободы)» для достижения поставленной властями цели, поскольку применение технологий фильтрации частным образом может более эффективно служить защите детей от попадания к ним вредоносных материалов.
 
Истцы успешно убедили судей, что CDA и COPA ухудшат предоставление и передачу разрешённого законом контента в Соединённых Штатах. Провайдеры, на которых этими актами налагалась невыполнимая задача точно выявлять «непристойные» материалы и вводить упреждающие ограничения против их распространения, подталкивались этим к отсеиванию сколь-нибудь сомнительного контента во избежание угрозы уголовной ответственности, а авторы и публикаторы – к самоцензуре.
 
Перед лицом безнадёжности своих усилий ограничить публикацию откровенных материалов конгрессмены переключились на завершающее звено цепочки. Акт о Защите Детей в Интернете (CIPA) 2000-го года обязал государственные и муниципальные школы и библиотеки применять технологии фильтрации Интернета, как условие получения федерального финансирования на Интернет-оснащённость (E-Rate). Школы и библиотеки, желающие получать (в том числе получавшие ранее) федеральное финансирование доступа к сети, должны были доложить  FCC об установке (или намерении установить) технических средств фильтрации или блокирования материалов, которые могут быть сочтены непристойными, детской порнографией или «вредными несовершеннолетним». [28] Верховный Суд не согласился признать CIPA нарушающим Первую Поправку, указав, что авторы высказываний не имеют безусловного права на доступность к ним в библиотеках, и что клиенты вправе обращаться с требованиями о разблокировании. [29] В ответ некоторые библиотеки и школы отказались от федеральных денег на Интернет, но большинство предпочло пойти на установку фильтров.
 
После историй с принятием CDA, COPA и CIPA фильтрация Интернета была бизнесом, в котором частные производители состязались за раздел рынка. Школам, предприятиям, родителям и другим заинтересованным (по доброй воле или вынужденно) в блокировании определённого контента предлагается широкий выбор программных средств для этой цели. Некоторые программы разрешают доступ только к заранее одобренным сайтам из «белого списка», но большинство систем вырабатывают чёрные списки блокируемых сайтов путём автоматического скрининга Всемирной Паутины, а в некоторых случаях – и наблюдения в реальном времени. Деление содержания на разрешённое и подлежащее ограничению в этой продукции, каково бы ни было её техническое воплощение, отражает закладываемую при её создании идеологию. Таким образом, применение таких программных средств наделяет разработчиков большим весом, чем пользователей, в принятии решений о том, что должно подлежать ограничению.
 
CIPA, обязывающий школы и библиотеки, пользующиеся субсидиями на предоставление доступа в Интернет, устанавливать технологическую фильтрацию, фактически отдаёт определение подлежащего блокированию разработчикам и операторам таких технологий. Хотя в этом Акте, как и в прочем существующем законодательстве, и сформулированы критерии для различения «непристойного», «детской порнографии» и «вредного несовершеннолетним», но строгое следование этим (неясным) юридическим правилам превышает способности программ фильтрации, и на деле решающим оказывается нормативный и технологический выбор их разработчиков. Более того, поскольку CIPA разрешает отключение фильтров для взрослых, а в некоторых случаях и для несовершеннолетних, «при проведении с добросовестным намерением (bonafide) исследований или с иными законными целями» [30] , он тем самым даёт право приостанавливать цензуру школьным и библиотечным администраторам, вручая их таким образом значительную власть над доступом к онлайн-контенту. Именно эти лица, когда требования FCC выполнены, несут на своих плечах всю тяжесть обеспечения доступа к распространяемому под охраной конституционных гарантий содержанию. [31]
В США единственная известная попытка ввести цензуру непосредственно в сеть имела место в 20004-м, когда штат Пенсильвания поручил генеральной прокуратуре штата (AG) обязать провайдеров блокировать доступ жителей Пенсильвании к сайтам, которые прокуратура штата признает содержащими детскую порнографию. Окружной суд отменил эту меру на основании Первой Поправки из-за её избыточности, поскольку несовершенство фильтров приводило к блокированию значительного количества законных высказываний, не относящихся к детской порнографии. [32] Поскольку и хранение, и распространение детской порнографии в США уголовно наказуемы, провайдеры услуг, разумеется, откликаются на требования удалять такие материалы из своих сетей и сообщают о них в Национальный Центр по Пропажам и Эксплуатации Детей, если сталкиваются с подобным контентом.
ДИФФАМАЦИЯ
Возможное привлечение к юридической ответственности за иные гражданские правонарушения, включая диффамацию и нарушение авторских прав, служит сдерживающим фактором, как и в других сферах общественной жизни,  для публикаторов Интернет-контента и определённой части провайдеров Интернета в США и Канаде. Такие угрозы могут приводить к самоцензуре законного содержания и поведения и опасению за обеспечение анонимности пользователей. Законодательные нормы и судебные решения по ним являются «государственным делом», даже если судебные иски и угрозы исходят от частных лиц или структур.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments